О любви… - Мир Братц

Главная

Статьи

Форум

Галерея 9.04.2011 Готовимся к роли мамы О мире Братц | Подписка | Регистрация | Модница О любви…

Человеческие отношения всегда вызывают много вопросов. А любовь - вообще одно из самых удивительных явлений. Есть ли разница между любовью и влюбленностью? Надо ли вообще разделять эти понятия? А может это уже любовная зависимость? Что же такое любовь становится понятнее, когда начинаешь задавать себе вопросы относительно этого чувства. С древних веков люди задаются этим вопросом. В итоге можно выделить основные виды любви (классификация по Аристотелю).

Первый вид Любовь-сторгэ - это любовь-дружба, любовь-понимание. Возникает она постепенно – не как «удар стрелы», а как медленное вызревание цветка, медленное прорастание корней в почву и уход их в глубину. Любящие такой любовью вслушиваются друг в друга, стараются идти друг другу навстречу. У них царит тесное общение, глубокая душевная близость. Партнеры могут делиться друг с другом чем угодно. При этом они знают, что всегда найдут в лице любимого человека поддержку и помощь. Они испытывают удовольствие, зная близкого, предвидя, как он отзовется на их поступки. У такой любви особая прочность, и она может перенести даже очень долгую разлуку. Любовь-сторгэ – чувство неэгоистическое, и в нем очень сильны слои дружеских привязанностей, «сотруднической» близости. И расставаясь, «сторгиане» не делаются врагами, а остаются добрыми приятелями. В любом случае важно постоянно развиваться и тогда партнер будет видеть каждый день в тебе что-то новое!

Второй вид любви Агапе - жертвенная любовь. Она сосредоточена на «ты», полна альтруизма и обожания любимого. Любящий такой любовью готов простить все, даже измену, готов отказаться от себя, если это даст счастье другому. Такая любовь-самоотречение сегодня редка. Любовь-агапэ многим похожа на сторгэ: в ней громко звучат душевные и духовные созвучия, она полна выносливого терпения, негаснущей привязанности. Но ее чувства более горячи, чем сторгэ. Душевностью своих чувств агапэ напоминает сторгэ, а силой, накалом больше похожа на эрос.

Любовь-эрос – это пылкое чувство, которое долго и бурно горит в человеке. Люди, которые испытывают его, не очень влюбчивы и могут долго жить без любви; но, когда они влюбляются, любовь захватывает всю их душу и все тело. В любви-эросе очень сильна тяга к телесной красоте, и телесные тяготения стоят в ней на первом плане, особенно в ее начале. Но они глубоко пропитаны эстетическими красками – влечением к красоте формы, изяществу линии, к мужественной силе тела или его женственной округлости. У любви-эроса сильное магнитное притяжение. Она основана, прежде всего, на преданности и только потом уже на физическом влечении. Эросиане ярко помнят день первой встречи, мгновение первого поцелуя; любовь для них – праздник, потому и каждый ее миг полон радужной праздничности. Любовь-эрос для «долголюбов». В такой любви очень обострена душевная зависимость от близкого человека. Любящий делает все для любимого – и от любви к нему и от боязни потерять его, особенно когда тот любит его другой любовью, не эросом. Ему важны все мелочи быта, все подробности того, что с ней и с ним было – сегодня, вчера, давно. Такими людьми правит тяга к полному слиянию душ, к максимальному – до тождества – сплаву двух существований. Любовь-Эрос предполагает, что кроме секса есть еще и чувства, которыми можно делиться друг с другом. Поэтому они хотят как можно больше походить друг на друга – вплоть до стиля и цвета одежды, до малейших привычек, интересов, занятий. При разрыве они испытывают тяжелую, почти смертельную боль, и трагедия разрыва для них может быть страшнее смерти. Впрочем, люди, питающие эту любовь, обычно глубинные жизнелюбы, в их любви нет одержимости, и их жизнелюбие помогает им заживлять раны.

Следующий вид любви – маниа, любовь-одержимость (от греческого «мания» – болезненная страсть). «Тейа маниа» – безумие от богов – так звали они эту любовь. Ее симптомы – смятение и боль души, сердечный жар, потерю сна и аппетита. В жизни такая любовь берет человека в плен, подчиняет его себе. Это очень неровное чувство, оно все время мечется между вспышками возбуждения и подавленности. Любящие таким чувством часто ревнивы и поэтому не выносят разлуки; при раздорах они могут сгоряча предложить близкому человеку расстаться, но тут же до дрожи пугаются этого. У таких людей обычно сниженная, в чем-то болезненная самооценка, они повышенно тревожны, ранимы. Их неуверенное в себе чувство может быть и воинственным, собственническим. Это может быть любовь-ненависть, болезненное тяготение-отталкивание. Маниа редко бывает счастливой; ее питают люди, у которых пригашена энергия светлых чувств. Любящий считает, что только он имеет право на общение с близким ему человеком. Но темные слои мании можно ослабить, привив к ней веточки светлых чувств. Надо поднять, усилить подспудное самоуважение человека, уверить ранимые слои его подсознания, что его любят по-настоящему. И, если удастся создать в его душе чувство защищенности, уверенного спокойствия, он ответит на это самой горячей, самой преданной любовью – любовью спасенного от беды.

И еще один вид любви назван греческим словом – прагма (дело, практика). Это спокойное, благоразумное чувство. Если в любви-мании самодержавно царят чувства, которые подчиняют себе разум, то в прагме царит разум. Настоящий прагмик не может любить того, кто недостоин любви. Он до мелочей видит всю ценность или неценность человека. Любовь для него – столько же дело головы, сколько сердца, и он сознательно руководит своим чувством. Он хорошо относится к близкому: помогает ему раскрыть себя, делает добро, облегчает жизнь, остается преданным ему в испытаниях. Это более тихое чувство – привязанность, симпатия. Она может быть очень прочным и долгим чувством. Прагмики могут жить в добрых отношениях, быть внимательными спутниками. Это чувство может быть и блеклым, и по-настоящему добрым, надежным – этим оно похоже на сторгэ. У привязанности-прагмы есть еще одно преимущество перед другими любовными чувствами: те со временем остывают, слабнут, а прагма, наоборот, может делаться теплее, душевнее. Нынешняя прагма растет из главной психологической тяги современных людей – тяги к глубокой душевной совместимости, к похожим интересам, взглядам, обычаям.

Следующий вид любви – лудус (игра). Человек здесь как бы играет в любовь, и его цель – выиграть, причем выиграть как можно больше, потратив как можно меньше сил. Лудиане хотят радужных и беззаботных отношений, легких как полет бабочки. Они влекутся к одним только радостным ощущениям, и их отпугивают более серьезные чувства. Лудианин – человек кратких ощущений, он живет мгновением. У него нет ревности, нет владельческого отношения к возлюбленному; он не распахивает перед ним душу и не ждет от него такого распахивания. Внешность партнера ему важна меньше, чем собственная независимость. И если партнер не испытывает с ним радости, он не стремится дать ему эту радость, а делает то, что легче ему самому – ищет себе другого. У него самодовольно высокая самооценка. Конечно же, лудус – не любовь, а просто любовное поведение. Оно не дает душе углубить себя главными человеческими переживаниями, которые построены на сопереживании – радостью от чужой радости, печалью от чужой печали.

Любовь бывает очень разной. И начиная строить гармоничные отношения с другим человеком, сперва необходимо придти к согласию с собой, разобраться чего хочешь ты сама. А это приходит через самопознание, понимание своих индивидуальных нужд и своей любви, такой чистой и неповторимой.

метки:
Комментировать

Вы должны войти для того, чтобы оставить комментарий.

 Загрузка ... © Мир Братц 2008-2010г.


Создание и продвижение сайтов

rss